Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

N

Тикки Шельен

Лиса и виноград

Мы идем вдоль стены. На лозе сухощавой и тонкой

Виноградные грозди повисли над каменной кладкой.

Мне сказала Лиса, отвернувшись и глядя на камни:

— Он зеленый и кислый, не трожь. Только дразнит напрасно.

Не зеленый, лисица, не видишь ли разве, сестренка-

Темным царственным пурпуром налиты тяжкие гроздья.

Или шутишь со мною? Да шутка твоя не смешна мне —

Я сама не слепая, зеленый не спутаю с красным.

 

Протянула я руку, упругие гроздья срывая.

Тяжелы — не удержишь, пронизаны солнцем прогреты,

В винных ягодах крупных за кожицей скрытая пыльной,

Освежая язык, потайная таится прохлада.

Угощаю Лису — не берет и косится недобро,

Мол, зачем человеку лисицыны слушать советы,

Только все человеки попятным раскаяньем сильны.

Ты не трогала б лучше чужого того винограда.

 

Нетерпенье да глупость — извечно черты человечьи.

Для тебя он навеки пребудет зеленым и терпким.

Не вкуси ты его, дошагай до скончания камня,

Там бы ждали тебя и айва, и янтарная слива.

 

Я потом поняла, что лисицыны значили речи.

Молча горе терплю. Но упорней упорного кремня

Вызревает во мне: не вкуси я того винограда,

Не была бы вовеки так горько и терпко счастливой.

22.11.94

Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.