Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

BEE

Тикки Шельен

Иголка

Как-то в среду

Бог послал мне счастье —

Полные сети,

Душа готовилась к пиру,

но сети — это

весьма дырявые снасти,

много мелкого счастья

просыпалось в дыры.

 

Бог сказал мне:

залатай свои сети,

зашей свои дыры

и радуйся втихомолку.

Я дал тебе счастье,

я дам тебе нитку,

но сделай хоть малость —

найди себе иголку.

 

У моей иголки золотое ушко,

золотые ручки, серебряные ножки.

Она взяла и сбежала в сторону сеновала

по золотой дорожке.

 

Счастье сыплется в дыры,

его носит ветер.

Для ветра мое счастье —

обычный белый песочек.

А мимо ходят люди,

даже не подозревая,

что здесь рассыпано счастье,

бери его, кто хочет.

 

А мне нужна иголка,

Игла — в киндер-сюрпризе,

он — в пасхальном зайце,

а зайца слопали волки.

И я метаюсь

по развалам и свалкам,

Ищу свою иголку.

 

А кто всю жизнь проводит

В поисках иголки,

получает бессмертье,

правда-правда, мама!

Так мне сказала бабка

из сумасшедшего дома

с куриными ногами.

 

У моей иголки

золотые пристрастья:

она хочет быть брошью,

она хочет быть дамой.

Помнишь, мама,

я говорила о счастье?

Я врала тебе, мама.

 

Мое счастье в утке,

а утка в жареном виде,

на фарфоровом блюде

на чьей-то витрине.

Мое счастье в рыбе,

а рыба уплыла в море,

а море поросло глиной.

 

Мое счастье где-то,

его носит ветер,

им посыпают дорожки

Летнего сада.

Счастья было много,

а мне было мало,

а я была дура,

а дурой быть не надо.

24.01.2002


Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.