Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

N

Тикки Шельен

Танатоходец

Кому какое ремесло,

Кого-то в море понесло,

Кто шьет трусы, кто продает колбасу,

Гори-гори, моя звезда,

Мне повезло как никогда –

Мой друг – потомственный канатный плясун.

 

Как только праздник настает,

И собирается народ,

У балагана клоун дует в трубу,

И я гляжу одним глазком,

Как где-то в небе голубом

Он за копейки искушает судьбу.

 

Сто раз на дню, как попугай,

Я говорю: давай кончай,

Ведь ты сорвешься, блин, не в небо, а вниз!

А он смеется до ушей:

Мол, дело истинных друзей –

Очистить площадь от ошметков и брызг.

 

А после праздника в ночи

Он нервно курит и молчит,

И смотрит мимо, словно через стекло.

Хорош тупить, давай-ка спать, —

Он улыбается опять

И говорит: на этот раз пронесло,

На этот раз повезло, щасливым быть хорошо.

 

Наутро, штопая костюм,

Кивает он: берусь за ум,

И верно, хватит дурака-то валять.

Потом улыбочкой блеснет,

Да мелом тапочки натрет,

И снова – прыг! – и по канату гулять.

Совсем замучил, ...!

27.08.2006


Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.