Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

N

Тикки Шельен

Арго

Началось как поветрие с ближнего моря,

влажный морок, душный туман.

Мы вошли в него чуть покачнувшись, гляди,

мы по пояс в горячей мгле.

Пелена поднимается выше меня,

надо мной, над тобой, над домом —

навалилось на землю свинцовое лето,

чертово лето, червонное лето,

мрачное лето, цветастое лето вылито на столе.

 

Все сидеть, да курить, да не двигаться с места,

ой-ле, ни шагом, ни днем.

Все придет, и пройдет, и нахлынет на нас,

и сомнет телефонным звонком.

Я не вижу, я слышу гниенье моллюска,

шорох, морскую траву.

В это лето три тысячи лет назад

началось и никак не закончится длиться

путешествие аргонавтов

из Бранденбурга в Москву.

 

Не на волю, не надо, не надо на волю,

колокола, руно,

черный кофе, концерт, колыханье бревна

на свинцово-рыжей воде.

Не рождайся на палубе, ни под конем,

ни вообще неведомо где.

Лето — душное время, а в наших краях

всегда отдает умирающим морем,

лихорадкой, гнилым абрикосом,

маслинами, пеплом, и лучше

дышать через рот, коль не можешь

от всей поверхности тела — в пути

им нас не миновать.

30.05.2000

Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.