Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

MAR

Тикки Шельен

Аваллон

Оттепель, сумерки, природа-злая мать.

Я битый час на остановке угловой.

Хлюпает в обуви оплывшая зима.

Мне до полуночи не светит быть домой.

Черт с ним, с такси, отдам буржую три рубля,

но, блин, не едет ни один автомедон.

Я размокаю, как обломок корабля.

А где-то на горизонте остров Аваллон

 

Там день-деньской гуденье пчел и дикий мед.

Там ласковые волны отгоняют мглу.

А я здесь торчу как перст, и прерван мой полет

этой несчастной остановкой на углу.

В гиперпространство подсознанья моего

я забираюсь и включаю старый сон.

Я битый час на остановке угловой.

А где-то на горизонте остров Аваллон.

 

Медленно затихает сутолока дня.

Гаснут огни в домах, и никого окрест.

Бог не послал автобус, позабыв меня.

Небесный контроль на мне поставил жирный крест.

Что остается делать, если дело дрянь?

И оттолкнувшись от поребрика носком,

дав круг почета, где ждала я этот транспорт

я полетела домой на Аваллон.

17.02.98


Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.