Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

N

Тикки Шельен

Про кораблю

Как из славного из города Амстердама

В море вышел небольшой корабль.

Невысокие волны плескались о борт.

В небе солнце испускало лучи.

Команда — идиот на идиоте

И на мизерабле мизерабль.

Они шли себе в открытое море

С утра и до глубокой ночи.

 

И если другие какие суда

Встречались им на пути,

Команда хихикала, строила рожи

И кричала в рупор глупости.

 

Иногда их накрывал суровый шторм,

Иногда холодный туман.

В ходе следования их не принял

Ни один из возможных портов.

В полный штиль матросы играли на дудках,

А кок осваивал баян.

Ни одна таможня бы не пропустила

феерический корабль дураков.

 

А куда же плыл этот веселый кораблик

И кому предназначался груз?

Я могу только строить предположенья,

Но рассказывать остерегусь.

 

Зима сменялась летом, осень весной,

А кораблик болтался в морях.

А в это время из города Амстердама

Стартовал небольшой дирижабль.

Его штурман занимался ерундой,

Строго следуя курсу «нах»,

И, конечно, в эту самую цепеллину

И врезался веселый корабль.

 

Матрос и пилот по жизни братья,

И нечего им делить.

Команды заключили друг друга в объятья

И отправились покурить.

 

А те, кто не верит моим словам,

Могут пойти откусить.

Они натурально не понимают,

что Богу подвластно все.

31.12.2004


Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.