Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

N

Тикки Шельен

Перелетная осень

Месяц сентябрь, исход индейского лета,

Завтра уже будет иной расклад.

Небо звенит, вибрирует, в небе где-то

Птицы, тяжелые птицы прочь летят.

Птицам навстречу зима поднимает очи,

Иней колючий на золоте и стекле.

Всякая тварь окунаться в зиму не хочет

А кто ее спросит?

 

Сердце мое темней, чем вода в колодце,

Осень коснулась рек ледяным пером.

Птицы летят по пунктирам небесных лоций,

Их направляет ум, совершенный гром,

Их не пугает толща дороги дальней,

Их подгоняет древний страх не успеть.

Всякая тварь после любви печальна,

Всякая тварь плачет, почуяв смерть.

 

Я остаюсь. И ты остаешься тоже.

Как улететь, куда от родных могил?

Спи, дорогой, Господь тебе не поможет,

Он уже все давно за тебя решил.

Птичья дорога тянется над Москвою,

Через Варшаву, дальше – в неближний свет.

Мы не умрем. Нас снега занесут по пояс.

Но мы не умрем.

23—24.09.06

Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.