Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

N

Тикки Шельен

Обводный канал

Я живу в горбатом полусонном переулке, и в моем горбатом сердце печаль.

Бог есть любовь, а что за любовь без пива, значит, вместе мы отыщем Грааль.

Время растянется и лопнет, время хлопнет по лбу, как резиновый мяч.

Времечком по темечку – и вышибет вон.

Тише, мой горбатый друг, Танечка, не плачь!

 

Мир вращается, друзья мои,

Все возвращается, друзья мои.

Однажды вечером наступит лето,

И я окликну тебя с того света,

Подари от меня букет фиалок самой голосистой медсестре.

Типа лето на дворе.

 

Тяжело быть толстым, только толстый может до конца оценить размер.

Мир не любит толстых, и поэтому к толстым применяется множество мер.

Никогда не верь веселым толстякам, каждый толстый изнутри больной.

Это Бог наполняет его грустью, заставляет

Груз грусти таскать с собой.

 

Мир вращается, друзья мои,

Все возвращается, друзья мои.

Летний вечер настанет однажды,

И мы с тобою умрем от жажды,

И я дам тебе испить из одного со мной бокала

Воды Обводного канала.

 

А по Обводному каналу течет мое резиновое время,

И черно-красный Треугольник молча салютует ему.

Где-то там, на Турухтанных островах,

где пожилые турухтаны поют на ветвях,

там находится все, что когда-то кануло во тьму.

Твое потерянное детство.

Мой ненайденный Грааль.

 

Все вращается, друзья мои,

Мир вращается, друзья мои.

Однажды летом наступит вечер,

И мы пойдем с тобой друг другу навстречу,

И отдадим друг другу ключи от наших самых сокровенных городов.

Такое дело, любовь.

06.05.2006


Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.