Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

N

Тикки Шельен

Гаммельнский Крысолов встречает Новый Иерусалим

Сорок сороков лет я хожу по земле,

Сорок сроков уже истекло.

Те, кто жили — мертвы и во власти травы,

Что было — быльем поросло.

Пестрой тряпкой обвис на моих плечах

Золотом шитый наряд.

Мимо градов, весей и сел

Иду я, весел-весел.

 

Крысы Северо-Запада! отзывайтесь на флейту мою.

 

Солнце встало и село, листва облетела

И выросла вновь за три дня.

Я не плоть и не вздох. Наверное, Бог

Забыл, кем числил меня.

Где-то праздник. Я слышу, бьют колокола,

Сейчас я пойду туда.

Отличью свадьбы от похорон

Учит ворон ворон.

 

Дети Северо-Запада! отзывайтесь на флейту мою.

 

Я стучусь у ворот, но веселый народ

Не спешит открывать пришлецу.

Город песней звенит, солнце входит в зенит,

Пот и слезы текут по лицу.

Я хочу, я хочу, я хочу войти,

Я на праздник хочу попасть...

Наверно, пригрезилось мне.

Город тонет в огне-огне.

 

Эй, кто с Северо-Запада! Отзовитесь, откройте мне.

21.06.93

Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.