Вокал, песни
Тикки Шельен
Бас-гитара
Владимир Яновский
Скрипка
Анна Костикова
Ударные
Андрей Чарупа
Саксофон
Никита Трубицын
Клавишные
Алина Зайцева

Тоталитарная секта с чoрным колдунским уклоном Дайте в руки мне баян, я порву его совсем™

Новое на форуме

Случайная песня

HOR

Стас Валишин, Тикки Шельен

Рагнарек

Волны бьются о камень

Солнце уходит во тьму.

 

Капитан у нас с утра молчалив

и нелюдим,

и команда нелюдима и молчит.

Что-то мечется по небу — то ли ветер,

то ли дым,

то ли молния далекая блестит.

 

Ветер стонет и рыдает в леденеющих снастях,

Пепел в воздухе витает, оседая на ногтях.

 

Рос корабль день за днем, рос корабль

из года в год,

рос корабль неудержимо, как прилив.

От младенческих ногтей

каждый ведает о нем,

каждый помнит про него, покуда жив.

 

От нильфгардских черных фьордов,

от скалистых берегов

мы пойдем в молчаньи гордом

сеять страх среди врагов.

 

Бьются клики мертвых стай,

птицы мечутся во мгле.

Алой кровью набухает горизонт.

Раздается волчий вой,

а в ответ вороний грай.

Мы бы вышли, но пока что не резон.

 

Так прошло шестнадцать тысяч

восемьсот двенадцать лет.

ногти скорчились, облезли,

а призыва к битве нет.

 

Хеднингарна не поет,

и Гармарна не звучит,

Локи ходит, как обиженный тюлень.

Исходя из «Старшей Эдды»,

по приметам в небесах

Рагнарек уже идет четвертый день.

 

Солнце съели, дуб спилили,

кота на мясо зарубили,

мировой пожар раздули,

небо в трубочку свернули.

Ясень стонет и трясется,

поп на курице несется,

Бог, обычно сдержанный.

выскочил рассерженный,

увидал большой пожар,

закричал: «Какой кошмар!».

В суматохе позабыли,

запылили, закоптили,

загубили, потеряли

старый добрый Нагльфар.

 

    «Видит она:

    вздымается снова

    из моря земля,

    зеленея, как прежде;

    падают воды,

    орел пролетает,

    рыбу из волн

    хочет он выловить.

 

    Встречаются асы

    на Идавелль-поле,

    о поясе мира

    могучем беседуют

    и вспоминают

    о славных событиях

    и рунах древних

    великого бога».

24.06.2000


Поиск + двигатель
Google

Ближайшие концерты отменены

Дорогие друзья. «Башня Rowan» временно не будет давать концертов. Комментарии и объяснения последуют чуть позже, а пока — всем спасибо, и (надеемся) до новых встреч.

АРХИВНЫЕ НОВОСТИ

Максим Горький

Отец

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Максим Горький

Сын

Часть 1

1

Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки — тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.